Глава I | Глава II

У нас, как, в принципе и на любой турбазе Байкала, заняться нечем. И если б не любимое дело, коим является занятие любовью и наша нормальная кормёжка, все давно бы сбежали.

Ну, посудите сами:
Утром ветер, позавтракал и от нечего делать попёрся в конный маршрут или полез в пещеру «Мечта» со спелеологами. В первом случае не очень, а во втором — уханькался так, что одежду впору выбрасывать. А что увидел? «Тронный зал», «Метрополитен», и ещё какие то подземные дыры, или, может быть, ты думаешь, что тебе что-нибудь интересное покажут с высоты лошадиного седла в Курминском суровом каменном ущелье? А ещё тебя могут загнать в Сарминское ущелье на гранатовое месторождение выколупывать киркой полудрагоценные камни или на «глазной» источник (не замерзающий даже в лютые морозы) зачем-то лечить глаза. Тоска смертная. Хорошо, что наступил обед. Кормёжка у нас нормальная — похудеть не удастся. После обеда позанимался своим любимым делом, потом поспал часок и, в лучшем случае, отправился на рыбалку, а то, не дай Бог, и на экскурсию по Малому морю на нашем катере. Можно махнуть на остров Ольхон, где вечно тусуются шаманы планеты всей, на скалу Шаманка на мыс Бурхан. Или, ещё проще, очистить карму на острове Огой — там буддисты возвели Ступу Просветления. Ну, остров Борокчин (что в переводе с эвенкийского — «крокодил». Откуда эвенки знали про крокодилов?) Распугал там чаечье гнездовье, которое потом до ночи орёт, пытаясь отыскать свои гнёзда и птенцов. Ну, может быть поймал щуку или хариуса на наши снасти, а много ли нам надо?

И вот тебе солнце за горой, а ты на ужин. Кормёжка у нас нормальная, и что?

Можно, конечно, пойти в нашу русскую баню. Попариться, заняться любимым делом и после, с полотенцем на голове, провести вечер у костра. У костра всегда встреча с интересными людьми. После первой и второй — все люди интересные. И уже более чётко видно, как дух огня пожирает дух сломанного дерева, в окружении духов камней, на пышущем от вожделения духе золы, под наблюдением духов звёздной ночи, в компании людей, попивающих холодную водочку под хрустящий огурчик, тягучий малосольный омулёк или просто под ириску, и наблюдающих, как трещит костёр и в небо улетают змейки искр. И в окружении этих духов жизнь кажется… впрочем, понятно, что духан стоит соответственный и кто то мечтательно скажет:
— А воздух-то какой, Марья Ивановна!

… Есть и другое.

Можно пострелять из лука (лук правда пока только репчатый) или покататься на великах. Видео, телевизор и дискотека — можно, но это уже всем осточертело. А вот поссориться с подружкой или женой (особенно, если вы приехали компанией, а подружка или жена кого-нибудь из друзей) — это совсем другое развлечение. Ну, на худой конец, можно просто попытаться загнать детей спать. Купание, считай что не разрешено. Потому как рыбнадзор уже с шести утра на ногах и наблюдает, как вы плывёте к накануне поставленным сетям. А вода, я вам доложу — это не Алушта, долго не покосишь под простого ныряльщика — или штраф или цистит. В баре ассортимент не богат — не успеваем завозить. Сувенирная продукция «на память о Байкале» ничего особенного не представляет — обычный набор открыток, книг, видеокассет, CD, DVD — который потом года полтора будет валяться в квартире и вечно мешать достать ложечку из шкапчика. Фотографироваться, правда, можно. Но кому потом покажешь эти обожжённые солнцем помятые лица, накрытые сверху дурацкой бейсболкой, подаренной как-то известным бейсболистом из местных.

В домиках — оводы, мухи, комары, которые мешают расписывать «пульку» и заниматься любимым делом, особенно, в двухместных (в трёх- и четырёхместных — там есть кому отгонять мух, пока вы занимаетесь делом). Их — этих мух, конечно, можно поймать и залить жидким плексом и сделать брелоки для ключей, но совесть не позволит так издеваться над животными. Так что пусть живут сволочи!

Да! Туалеты на ранчо раздельные — каждому своё! И, к сожалению, на одну персону. Зато есть свет и «Зева» и можно гаситься от родичей и спокойно курить. Места для некурящих тоже есть.

Курыкане были опытные воины, поэтому рядом с ранчо находятся могильники- захоронения 4 тыс. лет до рождества Христова. Можно посетить, постоять минутку молча и возложить гирлянду к могиле неизвестного местного солдата.

Отдельной стоянки для машин нет, поэтому все наши гости ставят свои машины рядом с домиками и достают после хлопаньем дверей, когда лезут за пивом или, если заколку в машине оставили. А если учесть, что у нас обслуги больше, чем отдыхающих, то это вообще уже не отдых — шагу не дают сделать: «Извольте», «Овсянка, сэр!», «Хорошо-щас договоримся!». И что самое поганое — сотик берёт! И это мы говорим только про лето. Зимой всё то же, плюс ещё подлёдный лов, катание по льду на запаске за джипом, если хотите, на банальных коньках и пьянка у камина. Потом, под миганье огней, любовь, понятное дело (любимое), да и кормёжка у нас нормальная.

Закаты, восходы — всё это для сентиментальных. Вечные ветра и долгожданные ливни — для крепких духом и тех, кому нужно заняться любимым делом с этой, которой вечно некогда — нужно бежать загорать. Ну куда она побежит, если ливень? Душ, умывальник всё это в домиках, удобно (пожалуй, это единственное удобство, если не считать нашей кормёжки).
Ягоды, грибы — это осенью. Шишка есть. Весной всё это в банках.

Летом волейбол на неудобной, каменистой площадке — и снова всё по кругу, о чём мы уже говорили. Привозить с собой хорошее настроение, улыбки, обходительные манеры (о чём пишут в стенгазетах на других турбазах) — этого не надо. Это всё равно не поможет. Лучше приезжайте сами и тогда поймёте, что дома, в городе не так уж плохо на диване у телевизора, а Байкал — баловство, усталость и солнечные ожоги. Но почему то к нам потом часто ездят одни и те же (правда, с разными чаще). Короче, ничего у нас интересного — ранчо как ранчо. К тому же на вопрос проезжающих мимо «дикарей» приходится отвечать: «Мы с ранчо, а чё?» (и между прочим, ничего тут смешного!)

Вверх страницы ^